banner-150х60_1aa25.jpg

Поступление
Бакалавриат
Магистратура
Аспирантура
Прием иностранных граждан и лиц без гражданства
Бакалавриат
Расписание
Дежурства преподавателей
Образовательные программы
Стипендии, премии
Стоимость обучения
Снижение стоимости
Отделение Сравнительного Правоведения
Конкурс им. Ф. Джессопа
Профессия Юрист
Дневники правовой школы "Профессия "Юрист"
Магистратура
Общие сведения
Расписание
Дежурства преподавателей
Образовательные программы
Стипендии и премии
Аспирантура
Общие сведения
Расписание
Дежурства преподавателей
Выпускники аспирантуры
Стоимость обучения и способы оплаты
Специалитет
Расписание
Дежурства преподавателей
Образовательные программы
Стипендии и премии
Стоимость обучение
Дополнительное образование
О центре
Новости
Программы
Диссертационный совет
Диссертанты
Методические материалы
Методическое обеспечение дисциплин
Электронная библиотека
Юридическая клиника
Благодарности
О клинике
Отчеты
Документы
Библиотека
Видео ЮК
Графики приема
Маерчака 3, оф. 612
Сурикова 42 (Марковского 35)
Парижской Коммуны, 15
Объявления
Клиника начинает и выигрывает
Уникальные проекты
Студенческая жизнь
Антикоррупционный студенческий клуб
Об АСК СФУ
Положение об антикоррупционном клубе СФУ
Состав АСК
Вступить в АСК СФУ
Структура АСК СФУ
Научное руководство АСК СФУ
Мероприятия
Грантовая деятельность
Победы в конкурсах
Антикоррупционная социальная реклама и пропаганда
Контакты
Профсоюзная организация ЮИ СФУ
Студ. пресс-служба
О нас
Газета "Юристъ"
Центр переводов
Студ. редакция сайта
Международная деятельность и академическая мобильность
Международное сотрудничество
Проекты и программы
Летние правовые школы
Противодействие коррупции
Центр противодействия коррупции СФУ
Антикоррупционный студенческий клуб
Новости и мероприятия
Нормативные правовые и иные акты в сфере противодействия коррупции
Методические материалы
Формы документов, связанные с противодействием коррупции, для заполнения
Обратная связь для сообщений о фактах коррупции
Часто задаваемые вопросы
Доклады, отчёты, обзоры, статистическая информация
Центр медиации
О Центре
Медиация
Обучение
Наука
Контакты
Электронная информационно-образовательная среда СФУ (ЭИОС)
Сервис управления аккаутном для доступа к другим сервисам
Мой СФУ
Корпоративная почта для сотрудников
Корпоративная почта для обучающихся
Сервис вебинаров и видеоконференций
Электронные сервисы научной библиотеки
Информационная обучающая система "е-Курсы"
Сервис управления учебным планированием
Документы on-line


О профессиональных юридических знаниях и навыках

И.А. Шевченко

В начале своего доклада я хотел бы обратить внимание на то, что, говоря о юридическом образовании, мы часто забываем обращаться к содержанию тех понятий, которые используем. В результате мы смешиваем и путаем образование, обучение, подготовку, а также под практикой на самом деле понимаем включение студента в  деятельность, при этом опять же не обращаясь к содержанию того, что слово «деятельность» означает.

В связи с этим мне кажется, что основные проблемы высшего юридического образования лежат вне тех областей, которые часто заявляются как проблемные. У меня есть уверенность, что главные проблемы кроются не в финансировании и неадекватных рамках государственного образовательного стандарта. И я подозреваю, что, даже наполнив высшее юридическое образование миллионами долларов, и приняв для него самый адекватный стандарт, по содержанию мало чего изменится. И ровно потому, что мы давно забыли к этому содержанию обращаться. Потому что, выискивая препятствия, которые лежат во вне, мы забываем озадачивать себя культурным поиском ответов на обращённые к себе вопросы «Что мы делаем?», «Зачем мы это делаем?», «Тем ли методом мы это делаем?», «Почему у нас не получается?» и «Что я буду делать в следующий раз по другому для того, чтобы у меня стало получаться лучше?». Мы просто не знаем, что на самом деле нужно менять. И в этом, на мой взгляд, кроется одна из главных проблем. И свой доклад я хочу направить на обращение именно к содержанию.

Принято считать, что, проводя те или иные занятия, мы даём знания. Иногда это основание порождает споры о том, какой кафедре и какое количество часов необходимо для того, чтобы эти знания дать. Но тогда актуализируются два вопроса:

  1. Что такое знание?
  2. Что значит дать?

В настоящее время самыми распространёнными формами обучения являются лекции и семинары. В большинстве случаев на лекции студент должен записать определённый текст, а на семинаре и зачёте его воспроизвести. И если студент попадает в ответ, который от него ждёт услышать преподаватель, то студент считается успешным или, как говорят, хорошо учится (успевает).

Но если студент, выучив текст, на семинаре или экзамене отвечает то, что от него хочет услышать преподаватель, можно ли утверждать, что студент продемонстрировал знания? Если он демонстрирует знания, то почему уже через две недели, как правило, не может воспроизвести ранее выученное…. я уж не говорю о способности этим «знанием» решить профессиональную задачу? Или всё же может быть тогда студент продемонстрировал хорошую память или технику быстрого и незаметного считывания с учебника?

Знание – это не ответ студента, который хочет услышать преподаватель. Знание имеет место, когда студент этим может решать определённый тип задач, например, проводить исследование или решать профессиональную юридическую задачу. А мы имеем студента, который, допустим, кодекс знает и по кодексу отвечает, но этим кодексом ничего сделать не может. Следовательно, может только воспроизвести набор слов и предложений, заключённых в статьи кодекса. Но это ведь не знание. В данном случае как учебный результат мы на самом деле имеем информированность студента о том, какие слова и предложения в кодексе есть. И это ли тот результат, к которому стремиться высшее юридическое образование!?

В педагогике принято считать, что знания нельзя дать. Знания можно только получить. И знания можно получить только в результате самостоятельного исследования. И, если мы ставим задачу формирования у студентов знаний, а такую задачу безусловно ставить нужно, ибо студент должен научиться, в первую очередь, думать как юрист, значит мы должны вовлекать студента не в процесс зубрёжки и заучивания заранее студентам известных текстов, а в ситуацию исследования. И в этой логике и лекция и семинар преимущественно должны быть ситуациями погружения студента в непрекращающееся для него исследование, где преподаватель – есть организатор и сопроводитель исследования, а также источник знания и исследовательского инструментария.

Однако исследование невозможно только на лекциях и семинарах. Сегодня исследование невозможно даже в рамках написания курсовых и дипломных работ. Невозможно потому, что неорганизованно соответствующим образом. Ведь ни для кого не является секретом, что студент, когда пишет курсовую работу, как раз таки именно пишет курсовую работу. Но ведь на самом деле он должен проводить исследование, результаты которого оформляются в курсовую (дипломную) работу. Исследование – это обращение к культурным текстам и иным носителям культуры, это самостоятельный поиск ответов на вопросы, а это невозможно без специальным образом организованной самостоятельной научной работы студентов. Поэтому впору обратиться к вопросу о сокращении аудиторной нагрузки в пользу самостоятельной работы студентов. Потому что большую часть времени студент должен проводить в библиотеке и на консультациях с профессором, но не лекциях и семинарах. Только это позволит студенту приобрести знание, а главное, исследовательский навык, благодаря которому, как это принято понимать в обыденности, студент сможет быстро учиться1 и после окончания ВУЗа. И это моя первая фиксация.

Теперь кратко о том, какие знания должен приобретать студент в результате исследования (ведь только это позволяет преподавателю исследование специальным образом организовывать).
Принято считать, что мы преподаём право. И нередко разные отрасли права стоят в расписании и называются словом предмет. И поэтому считается, что на занятиях студенты осваивают предмет. Но что же такое предмет? Не подменяем ли мы этим термином место в расписании, каковое к предмету может не иметь отношения вообще.

Предмет – это область научного знания. Это научное знание, полученное в результате научного исследования объекта. Мы же в аудиториях заставляем студентов изучать законы, а иногда судебную практику. Причём и то и другое является студентам как некая заданность, как некий предельный элемент бытия, который нужно познать таким, каким он есть. Но разве это правильно? Разве, если следовать этой логике, не нужно ли нам всем тогда признать, что объектом юридической науки является закон, предметом науки, а следовательно, и учебным предметом – знание о законе? Если это так, то и на самом деле мы должны преподавать закон. И поэтому мы должны обнаружить для себя, что  в науке и образовании разделяем концепцию жёсткого юридического догматизма и из него исходим.
Разве не должны студенты изучать предмет как определённую область научного знания о государстве и праве и уже с этого основания переходить к исследованию закона, его обусловленности, содержания и т.д.? Отсюда моя вторая фиксация проблемы «Какой предмет на наших занятиях и зачем изучают с нашей помощью студенты на самом деле?».

В рамках заявленной темы я обещал коснуться и вопросов профессиональных навыков.

Я не буду говорить, как это часто принято, о конкретных умениях выпускников. Отмечу только лишь, что, говоря о навыках2, нужно опять таки понимать содержание каждого из них. Мы же, опираясь на ощущения, чаще всего говорим о том, что студент должен уметь, например, устанавливать психологический контакт, составлять юридические документы, доказывать позицию в суде и т.д. Но мало кто может объяснить, что это, и как это. И уж тем более мало кто может объяснить, как этому учить, а также как проверить, научился студент этому или нет. Всё это темы для самостоятельных исследований. Я же хочу отметить, что студента ни в коем случае не нужно учить составлять юридические документы. Удел выпускника университета – уметь разрабатывать содержание юридических документов, для чего нужно уметь проводить правовой анализ в контексте обстоятельств дела и интереса клиента (если речь идёт о, например, гражданско-правовом договоре). А техническое изложение содержания на бумаге – это удел юридического техникума. Этому может быть посвящён второстепенный спецкурс по выбору. Но это точно не может быть определяющей образовательной задачей. И в логике профессиональных навыков я хочу в первую очередь обратить внимание вот на что.

Подавляющее большинство использующихся сейчас образовательных методов так или иначе направлено на освоение студентом предмета. Однако нужно понимать, что освоенный предмет сам по себе не делает выпускника способным решать профессиональные задачи. Не делает потому, что в профессии студенту вряд ли кто-то будет ставить задачу раскрыть признаки состава преступления или разграничить между собой договоры. Работодатель будет ставить перед юристом совершенно иные задачи, такие как, например, подготовить консультацию, позицию по делу, защитить права и законные интересы, подготовить и провести переговоры и т.д. Для всего этого, безусловно, знать предмет нужно, но также нужно уметь этим предметом решать такие профессиональные задачи. И в этой логике предмет начинает выступать не только тем, что нужно освоить, но также тем, чем нужно уметь действовать, действовать как инструментом. Изучаемое право как предмет здесь начинает выступать инструментом в решении профессиональных задач.  Мне думается, что эту рамку постановки образовательных задач мало кто удерживает. И зря. Потому что такая задача заставляет совершенно по иному взглянуть на организацию работы со студентами на лекции и семинаре, она делает непригодными большинство казусов из практикумов, заставляет специальным образом конструировать кейсы, учебные дела и работу с ними и т.д.

При всём этом, на мой взгляд, студенту мало освоить предмет и действование им. В современных условиях профессии студент если и будет сталкиваться с задачей, решение которой будет требовать обращения только к одной конкретной отрасли права, то крайне редко, и это будут исключительные случаи. Современный юрист должен уметь действовать не только предметом, но и системой предметов, как то может иметь место, например, при осуществлении защиты обвиняемого в совершении экономического преступления. Для эффективной и качественной деятельности юристу придётся в таком деле одновременно и системно действовать гражданским, уголовным, уголовно-процессуальным правом. И это как минимум. И он не будет востребован, если во всех случаях будет заявлять своему работодателю, что является специалистом только в области уголовного права, поэтому при подготовке позиции по делу он не учитывал право гражданское и уголовно-процессуальное как те отрасли, которые не входят в его специализацию.

Но ведь мы хотим, чтобы наши выпускники были востребованными на рынке труда. Тогда почему до сих пор в программе института кроме междисциплинарного тренинга «Стратегия и тактика защиты по уголовным делам», развёрнутого на кафедре адвокатской практики, почти никаких междисциплинарных занятий, которые бы учили студентов действовать системой разных предметов, нет? И почему об этом никто не говорит?

Свой доклад я не буду заканчивать каким-то конкретным предложением, способным решить обозначенные проблемы. Не буду потому, что проблемы сложные, и они просто так и быстро разрешены быть не могут. Поэтому я предлагаю создать в юридическом институте постоянно действующую рабочую аналитическую группу, которая бы начала исследование, направленное на выявление проблем юридического образования, путей их решения. Если работа группы будет эффективной, то ей через некоторое время, в первую очередь, необходимо будет выйти на проектирование институциализации самостоятельной научной работы студентов, а коллективу юридического института приступить к реализации этого проекта. Только при обращении к содержаниям и только постоянно переосмысливая собственную преподавательскую деятельность мы можем вывести юридическое образование на более высокий качественный уровень.


1 Следует отметить, что навык быстрого самообучения в современном быстро меняющемся мире оказывается самым востребованным. Именно поэтому работодатели всё чаще проверяют не имеющиеся у кандидата на должность знания, а его способность к быстрому обучению себя. Я скептически отношусь к ориентации при постановке образовательных целей на потребность работодателя, однако на этот его запрос образование точно должно отреагировать.

2 При этом нужно понимать, что такое навык с точки зрения его содержания, нужно понимать, чем он отличается от знаний, умений и способностей.

У вас недостаточно прав для добавления комментариев.
Возможно, вам необходимо зарегистрироваться на сайте.